Слово о словесности: что будет с литературой в школе?

В данном новом ФГОСе русский язык и литература в 10-м и 11-м классе объединяются в один предмет и будут преподаваться вместе.

В старших классах советской средние учебные заведения на русский язык отводился один час, на литературу - три. По русскому языку повторяли пройденный в предыдущие годы материал. Литературе в старших классах уделялось большое внимание, по ней был обязательный для всех испытание по окончании средней школы. В современной школе количество часов на русский и литературу такое же.

Сейчас экзамена по литературе нет, а ЕГЭ по русскому языку есть. Его надо сдавать всем, и это обязательный испытание для поступления в любой ВУЗ, поэтому в реальности часы, отводящиеся на литературу, нередко занимают подготовкой к тестам ЕГЭ.

Противники объединения русского языка и литературы в один предмет, как, например, Виталий Третьяков (журналист, декан Высшей средние учебные заведения телевидения МГУ) и Наталия Солженицына считают, собственно что это окончательно добьёт литературу и будет способствовать всеобщей дебилизации населения.

Разработчики сего нововведения ссылаются, как всегда, на будто бы положительный зарубежный опыт и на предмет "словесность", который преподавали в гимназиях дореволюционной России. Есть ещё и третье мнение по данному вопросу, которое высказывает, например, Григорий Трофимчук (политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития): "объединяй или разъединяй – большой разницы нет, поскольку с литературой в школе давно уже беда. И не в старших классах она началась."

Система преподавания: как было раньше

Изменилась и сама система преподавания. Давайте сравним ее с той, по которой обучались мы. В советской школе литературу начинали преподавать отдельно, как и сейчас, в пятом классе. Поскольку большинство произведений по программе достаточно короткие, их читали вслух на уроках и наставник, и дети. Огромное внимание уделялось пересказу и устным ответам на смысловые вопросы по тексту. Всегда очень тщательно разбирались морально-этические вопросы, поднимаемые в произведениях. Регулярно писались изложения по пройденному материалу. Всё это способствовало развитию письменной и устной речи детей. Сочинения в пятом и шестом классах писались, главным образом, по известным картинам русских дизайнеров. Писать такие сочинения учили, а после проверки разбирали ошибки и недочёты. Лучшие работы приводились в качестве примера.

В начале учебного года детям всегда давали писать сочинение «Как я провёл лето». Количество сочинений и изложений было регламентировано программой, но проводились они не реже раза в месяц. Первые, по - настоящему литературные сочинения, начинали писать в восьмом классе.

Обычно учителя уделяли большое внимание тому, дабы дети читали все произведения по программе, для сего учителя осуществляли постоянный контроль над чтением, например, проводили письменные опросы по содержанию и заставляли всех детей много говорить на уроках.

Была ещё такая полезная вещь, как уроки внеклассного чтения. Они проводились для того, дабы познакомить детей с самыми значимыми произведениями современности, которые не входили в школьную программу. Обычно таких уроков было 3-4 в год. Готовились к ним заранее. собственно что-то рекомендовалось программой, что-то наставник сам выбирал на свой вкус. Произведения читали, стихи учили наизусть, в классе разбирали и высказывали своё мнение.

Вот, например, реальный план московского учителя литературы, Ренаты Ивановны Колотиловой за 1975-1976 учебный год в восьмом классе.

Примеры уроков внеклассного чтения: 1. Современная советская поэзия (Дудин, Луконин, Орлов). Стихотворение Орлова «Его зарыли в шар земной» дрессировать наизусть. 2. Повесть А. Алексина «Третий в пятом ряду» 3. Повесть В. Титова «Всем смертям назло».

Темы для сочинений: 1. Один день из жизни нашей Родины. 2. Если тебе комсомолец имя. 3. Мой родной край. 4. Моя будущая профессия. 5. Почему необходимо много разбирать. 6. Сочинение по Пушкину (домашнее). 7. Моё первое впечатление о Печорине. 8. Рецензия на кинофильм (Как её писать, предварительно разбирали на уроке). 9. Изложение по Гоголю. 10. Как я понимаю счастье.

Ко всем данным сочинениям готовились, темы разбирались на уроках, а после написания работ проводился их разбор с анализом ошибок. Объём сочинения должен был быть около трёх страниц. Таким образом детей учили писать полноценные сочинения, делать настоящую маленькую литературную работу.

Требования были такие: вступление, основная доля, заключение. Вступление и заключение вместе должны составлять не более трети от всего сочинения. Такие сочинения были очень полезны для общего развития детей, для развития их мышления и письменной речи.

Как обучают литературе сейчас



Требования к «сочинению» в ГИА в девятом классе следующие: объём текста не менее 70 слов, в нем нужно доказать какой-нибудь тезис на тему значимости русского языка, приведя два аргумента из предложенного текста. Детей натаскивают на выполнение данной работы с помощью шаблонов. Никаких рассуждений, мыслей о прочитанном тексте там и в помине нет, но работа эта носит громкое название «сочинение-рассуждение».

На самом деле детям предлагается поработать с личным видом миниатюрных сочинений, связанных с лингвистическим анализом текста. Для чего это нужно в общеобразовательной школе – непонятно. Умение проводить лингвистический анализ текста понадобится только тем, кто будет заниматься изучением языка и тем, для кого язык будет профессией.

Умение написать заявление, обращение в вышестоящую инстанцию, докладную записку, деловое письмо на неплохом и грамотном русском языке, умение выражать свои мысли в письменном виде – это навыки, необходимые всем. Классическое школьное сочинение готовило детей как раз к данному.

Была ещё такая история в советской школе, как уроки комментированного чтения. Наставник и дети читали вслух в классе наиболее значимые отрывки из произведения, например,«Горе от ума» и сразу комментировали, собственно что и как поняли. Очевидно, насколько такие упражнения способствовали развитию речи.

В старших классах на уроках литературы разбирали уже более серьёзные морально-нравственные вопросы. И сочинения писали более серьёзные. И всегда очень много рассуждали в классе. Организовывали диспуты и учились аргументировано отстаивать своё мнение. Таким образом, русская классическая литература была, я думаю, одним из основных моментов, обеспечивающих духовно-нравственное воспитание детей.

Возможно, так работали не все учителя, но система была именно такая. А сейчас редкий восьмиклассник напишет десять полноценных сочинений за учебный год и реально прочитает три-хорошо произведения для уроков внеклассного чтения.

Список дополнительной литературы на лето, конечно, и сейчас даётся в каждом классе. Но кто контролирует прочтение? Отлично, если родители. Это давно уже незапятнанная формальность, если говорить о ситуации в целом. Никакого разбора и обсуждения данных произведений на уроках обычно не бывает.

В конце восьмидесятых программа по литературе начала меняться. Инициаторы изменений, озабоченные тем, собственно что дети стали меньше читать, начали вводить в программу всё больше произведений, включая зарубежных авторов. Преследовали они благородную задача: если дети не хотят читать сами, то нужно заставить их делать это в школе.

собственно что произошло с учебниками

Возьмём учебник по литературе А. А. Зерчанинова и Д. Я. Райхина за 1966 год и сравним его с современным учебником под редакцией В. Я. Коровиной за 2011 год. Например, А. Н. Островский. В советском учебнике вступительная статья о его жизни и творчестве занимает хорошо листа мелким шрифтом. В современном - есть вступительная статья на ту же тему, но на два листа более крупным шрифтом.

В советском учебнике после вступительной статьи идёт большая и подробная статья о пьесе «Гроза». Даётся представление об эре, общественным нравах того времени, о бытовом фоне пьесы, и подробно разбираются главные действующие лица драмы. Все заканчивается заключительной статьей о значении творчества Островского. Эти статьи занимают четырнадцать листов текста.

В современном учебнике после вступительной статьи детям предлагают прочитать пьесу «Бедность – не порок», ответить на несколько вопросов и подготовиться рассказать её содержание или написать отзыв на одного из героев. Никакой статьи о самой пьесе в учебнике нет. Все эти статьи занимают три листа учебника, включая страницу с заданиями.

И так по всем писателям: галопом по Европам. Не успели ничего понять, прочувствовать стиль автора, порассуждать о персонажах, накопить какие-то впечатлении – уже разбирается следующий писатель. Когда уж тут дать каждому ребёнку возможность высказать своё мнение о прочитанном.



Дети по-прежнему не читают произведений или читают их в сильно сокращённом виде, но, наверно, это даже хуже, чем не разбирать произведения вовсе. И уж, конечно, при таком скоростном изучении в памяти ничего не откладывается. Наоборот, у детей возникает представление о литературе как о ненужном предмете, непонятно, зачем изучающемся.

Задача школьных уроков литературы, я думаю, не в том, дабы наспех познакомить детей с как можно большим количеством произведений русской, советской и мировой литературы, а в том, дабы привить вкус к литературе и научить понимать её.

Вспомним знаменитые русские пословицы: «Лучше меньше, да лучше», «За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь». Мне кажется, собственно что они точно описывают проблемы современной программы по литературе.

Уроки литературы были главными уроками, где детей учили выражать свои мысли устно и письменно, где развивалась речь, и обогащался словарный запас, где происходило то самое духовное развитие личности, которого так не хватает сейчас. Неплохая и развитая родная речь – основа для удачного освоения всех остальных школьных предметов. В советское время это понимали.

Подводя итоги



Главное действующее лицо в преподавании – наставник. Всегда были разные программы и учебники, как отличные, так и плохие. Во время войны вообще ничего не было, а детей учили. Какая разница, объединять русский с литературой в старших классах или не объединять, если преподавать будут люди, которых недавно показывали по телевизору, а на собеседовании при приёме на должность учителя русского языка и литературы, они не могли ответить на простые вопросы по литературе для средней средние учебные заведения. Как будут преподавать люди, которые не знают и не любят русскую литературу, которая, без сомнения, считается нашим национальным достоянием?

Не так давно в "Вестях" вышел сюжет о неэффективности ВУЗов, где в том количестве был приведен пример из собеседования на должность школьного учителя по литературе. Диалоги говорят сами за себя:

"Соискатель — Антон Ткаченко, выпускник Вологодского педагогического института, аспирант Московского педагогического университета, филолог. - Я бы пыталась, чтобы вы постарались вспомнить, из какого это произведения и кто автор: "Безумству смелых поем мы славу"? - Скорее всего, собственно что-нибудь из Лермонтова, если я не ошибаюсь. Может быть, ошибаюсь.. - Эрих Мария Ремарк мужчина или женщина? - Женщина. - Жорж Санд? - Мужчина. - С кем стрелялся Пушкин? - С Дантесом. - А Лермонтов? - Стрелялся? - Да. Или он не стрелялся? - Вы надо мной издеваетесь? - Как, по-вашему, погиб Лермонтов? - А черт его знает! Кроме головных вузов, проверялась и региональная сеть. Педагоги и там первые с конца, 78 процентов их отделений никуда не годятся. Ольга Рожкова, Московский городской педагогический институт, выпускной курс филфака, специальность — учитель русского языка и литературы. - "У Лукоморья дуб зеленый...". Вы помните, из какого это произведения? - Не "Три богатыря"? - "Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный"? - Я тоже не знаю, откуда это. Ну, я знаю, собственно что это, но в общем — нет. - "Любви все возрасты покорны"? - Лермонтов. Нет? - "Не пытаюсь учиться, а хочу жениться"? - Я забыла название сего произведения. - "Не хочу учиться, а хочу жениться"? - Да я знаю, я сто раз это слышала. Просто сейчас у меня вылетело из головы. Вузы могут сколь угодно долго спорить о корректности представленного Минобром темного списка, могут, подобно МПГУ, писать, собственно что их нахождение в нем — техническая ошибка, но против таких своих выпускников куда попрешь? Мария Бондарь, Московский педагогический госуниверситет, пятый курс, специальность — филолог, наставник литературы. - С кем стрелялся Пушкин? - С Дантесом. - А Лермонтов? - Не помню. - "Не пытаюсь учиться, а хочу жениться"? - Тоже не знаю. - "Безумству смелых поем мы славу"? - И этого не знаю. - "Отчего люди не летают так, как птицы"? - Это "Чайка" Чехова." (с)

Конечно, отличные учителя всегда были, есть и будут, независимо от программ, учебников и политики государства в области образования. Но нельзя строить всю систему преподавания литературы в стране, рассчитывая только на энтузиастов.

Дмитрий Ливанов, наш министр образования, тоже озаботился проблемой преподавания литературы в школе. Пока точно не знают, собственно что будут делать. Может, введут такое понятие, как средний балл аттестата, дабы предметы, не сдающиеся в ЕГЭ, не оставались в полном забвении. Может, включат вопросы по литературе в ЕГЭ. Поживём-увидим.

Согласно новому ФГОСу, литературу и русский язык в старших классах объединят в один предмет. Изменит